Подписка на новости

Энциклопедия владельца птицы

   

  Изначально не было не только плана построения Питомника, но и четкого представления о том, каким он должен быть. Для начала строительства не выделили никаких бюджетных средств. При положительном отношении к начинанию, позиция Министерства сельского хозяйства, которому подчинялся заповедник, была осторожной: сначала сделайте и покажите, что можете, а потом мы выделим финансы.

 

    Первые шаги Питомник делал усилиями всего коллектива - сотрудники работали по выходным и бескорыстно. Строительство шло хозспособом из средств и материалов, выделенных администрацией заповедника. В те времена (конец 70-х - начало 80-х гг.) в Окском заповеднике было делом обычным строить объекты заповедника силами сотрудников, в основном, привлекая к этому благородному труду научный состав коллектива, как наиболее сознательную часть общества.

 

    Вслед за директором сотрудники, не имея ни квалификации, ни опыта в строительстве, возводили здания склада, гаража, бани, вольерные блоки, не говоря уже о таких мелких объектах, как печи, камины и сараи. Шло время строительных отрядов, основной движущей силой которых, как мы еще помним, был энтузиазм. Отношение к этому явлению может быть разным. Одно можно сказать определенно, если бы не построили сами, никто другой не сделал бы этого. Кроме общего желания страны догнать и перегнать Америку, люди пытались осуществлять свои мечты и надежды, созидая окружающий мир своими руками, невзирая на директивы сверху.


    Питомник начинался с кирпичного помещения, перестроенного из склада бывшей турбазы, расположенной неподалеку от административного корпуса заповедника, который в свою очередь был оборудован из спального корпуса той же турбазы "Брыкин Бор", существовавшей на территории заповедного поселка с 1975 по 1977 г. Сарай был разделен на четыре вольеры, в коридоре построена печь. В этом вольерном блоке зимовали свою первую зиму первенцы Питомника - серые журавли Брыка, Кроша, первый стершонок Джордж и привезенный из Западной Сибири годовалый стерх Сови.

 

   Рядом на здании котельной был надстроен второй этаж, на котором разместили инкубаторий, брудер для пуховиков, а также кормокухню. Инкубаторий в этом месте не прижился, поскольку инкубация начиналась в марте, когда стоят холода, и снег в наших краях еще не растаял, а вечно дымящие печи котельной не способствовали успеху искусственной инкубации. Со временем и брудер был перенесен во вновь построенный сарай с названием выростной блок, но также не соответствующий своему назначению. В его сырых, расположенных в тени сосен, вольерах журавлята часто болели, поэтому в 1998 г. выростной блок использовали последний раз. Брудер же, сохранивший свое название, остался кормокухней и складом мелкого оборудования и ветпрепаратов.


птенцы журавлей   Вторым вольерным блоком стал Длинный блок на 10 вольер, построенный в 1980 г. Вольеры располагались вдоль центрального коридора. Этот блок о сих пор используется как помещение для выращивания птенцов, в редких случаях, для содержания взрослых. Он неудобен тем, что не имеет зимнего водопровода и канализации.


    К 1984 году из пенопластовых с металлом панелей старой морозильной камеры, был построен Голубой блок для выращивания птенцов. Небольшой мужской коллектив душой болеющих за журавлиное дело сотрудников за день возвел кирпичный фундамент, за второй - скрепил панели досками и соорудил из досок и рубероида крышу. Нам, женщинам осталось лишь покрасить снаружи новый удобный, как для птенцов, так и для персонала домик имеющейся в наличии голубой краской.  


    Большую помощь в обеспечении питомника оборудованием, инструментами и медикаментами в этот период оказал
МФОЖ. Его сотрудники во время своих визитов делились накопленным опытом, а когда появилась возможность выезда наших учёных за границу, приняли на стажировку несколько сотрудников Питомника. Помощь в материально-техническом обеспечении питомника оказали также орнитопарк Вальсроде и Центр по разведению и сохранению краксовых птиц в  Бельгии.


    В 1980 г. Дж. Арчибальд познакомил с проектом шестигранного вольерного блока на 12 вольер, специально разработанным для МФОЖ. Идея была подхвачена и подобное строение, но меньшего масштаба было возведено силами сотрудников заповедника. Сейчас это - Показательный блок, в вольерах которого живут представители всех содержащихся в Питомнике видов журавлей.

 

    Второй аналогичный шестигранник был полностью построен сторонними работниками - строительной бригадой типа "стройотряд" - но с таким качеством, что пришел в полную негодность в течение нескольких лет эксплуатации. После основательного ремонта Верхний блок (стоит на возвышении) используется летом для выращивания подросших птенцов, поскольку совершенно не удерживает тепла, необходимого маленьким птенцам.


   Интересно, что после введения в строй своего первого шестигранника МФОЖ отказался от его повторения для следующих журавлиных помещений. Очевидным стал тот факт, что журавли, как птицы территориальные, требуют некоторой разобщенности в пространстве, иначе доминирующие пары довлеют над менее активными соседями, которые поэтому размножаются плохо или вовсе отказываются от размножения. Большая часть журавлей МФОЖ в настоящее время живет в персональных на каждую журавлиную семью домиках с просторными уличными выгулами, выстроенными в ряды - улицы.

 

    Однако проект шестигранника прижился на рязанской земле более успешно. В наши длинные и суровые зимы одно помещение проще обогреть и обслужить, чем 12 отдельных, к каждому из которых надо подвести водопровод и электричество, а зимой регулярно расчищать от снега. Проблему разобщения гнездящихся пар решили чередованием видов журавлей, а также помещая рядом с доминантными парами неполовозрелую молодежь.


    Проектирование шестигранных комплексов было заказано институту птицеводства и после его завершения  в 1988 г. вблизи зубрового питомника был построен первый блок, в 1989 г. - второй. Новые шестигранники, получившие название "дальних" с теми же номерами, имеют много большие размеры, как уличных вольер, так и внутренних помещений, в отличие от старых. Первые годы эксплуатации выявили слабости проекта, не рассчитанного на рязанские зимы.

 

    Покрытая жестью крыша вольерного блока не имела должной изоляции от внутреннего помещения, в котором необходимо поддерживать положительную температуру не только для журавлей, но и для того, чтобы не разморозить водопровод. Журавлям необходима вода, а не снег в качестве влаги, поскольку основной едой им служит сухой комбикорм. Ошибка в проектировании замыкала порочный круг: снег, который ложился на крышу, площадью 350 кв. м, вместо того, чтобы удерживать тепло в помещении, сползал с крыши, ломая столбы уличных вольер и, разрывая потолочную сетку, а также заваливая дверцы, через которые птиц выпускают на улицу.

 

    Постоянно оголенная крыша не удерживала тепло. Персонал вынужден всю зиму заниматься чисткой снега и льда вокруг помещения и ремонтом вольер, чтобы обеспечить журавлям дневные прогулки на солнце и свежем воздухе. В особо холодные зимы к этому добавлялась необходимость подвозки воды из-за промерзания водопровода и канализации в холодных помещениях. Были случаи, когда журавли улетали из разрушенных снегом вольер. Возможность исправить ошибки в проекте и строительстве появилась лишь в 2004 г., когда Питомник начал ремонт первого шестигранника на средства, выделенные Центром разведения и сохранения краксовых птиц.


    Кроме четырех шестигранных блоков на новой территории планировалось постройка инкубатория, комплекса для выращивания птенцов, лабораторного корпуса и других вспомогательных помещений. До начала новой эпохи в жизни нашего государства - перестройки - успели выстроить только упомянутые два шестигранника для содержания взрослых птиц, и возвести стены и крышу инкубатория. К сожалению, бюджетное финансирование на строительство Питомника было прекращено до завершения отделки и оборудования инкубатория, поэтому этот объект, как неохраняемый и бесхозный, подвергся разграблению.


    Период ломки Советского Союза и перехода к рыночной экономике Питомник переживал, как и вся страна, очень тяжело. Основные помыслы и силы были направлены на то, как сохранить имеющуюся коллекцию журавлей, как прокормить птиц, как удержать персонал, работающий за нищенскую зарплату. В эти годы заповедник искал спасение в поиске грантов и спонсоров. В 90-е годы Питомник поддержали Российское представительство Всемирного фонда дикой природы, Межкомбанк, Центр разведения и сохранения краксовых птиц, администрация Рязанской области и с/х объединение "Нива Рязани".


   Стоит ли говорить о том, что огромная часть всех работ выпала на долю заведующего Питомником - В.Г.Панченко. Кроме основной работы по созданию, курированию поголовья журавлей и их разведению, он вел переговоры с проектировщиками, доставал стройматериалы, непосредственно сам участвовал в строительстве.

 

   Первыми рабочими по уходу за журавлями были А.Я.Семененко и Л.И.Дыкова, а также молодые лаборанты заповедника В.Г. Малых и В.П. Колотов.

 

   В последующие годы разные периоды в Питомнике работали: Бем Н.Д., Воловик Л.Н., Колотова М.А., Маркин Ю.М., Котюков Ю.В., Чичимова Г.А., Буланкина Е.В., Томилина И.Ю., Дидорчук М.В., Копнина Е.М., Зудов В.Е., Росляков Ю.Я., Строков М.Ю., Ибрагимов Ю.С., Бида А.Б., Маркина Т.А., Денис Л.С., Морозова О.В., Уварова Л.В., Ермаков В.Н., Москвин М.Г., Зацепин Ю.С., Буробина Е.П., Погонин С.В., Иванчева Е.Ю., Иванчев В.П, Сарапова Н.В., Николаева А.М.,  Дыкова М.А., Бурымова И.Е.


   Сегодня персонал Питомника составляют:  Кашенцева Т.А., Борисов В.Г., Антонюк Э.В., Жучкова Т.В., Бобкова С.А., Постельных К.А., Козлитин В.Е.

/