Энциклопедия владельца птицы

Волнистик Шустрик

 
Волнистик Шустрик

    Когда меня спрашивают о волнистых попугайчиках, я отвечаю: кажется, должно быть вот так, но точно сказать не могу, потому что я плохо помню… Я практически не помню то время, когда Шустрик был молодым… Кажется, всю мою сознательную жизнь птен был рядом со мной.


    Мама рассказывала мне, что у неё жил волнистик Шустрик, голубого окраса. Он трагически погиб, когда мне не было и года. Я долго просила купить мне волнистого попугайчика и, в конце концов, мама поддалась на уговоры. Перед началом очередного учебного года мы поехали в ближайший к нам и в то время очень известный зоомагазин на Кузнецком мосту (есть ли сейчас? не знаю…). В отделе птиц стояла клетка, в ней трое совершенно одинаковых голубых волнистых птенцов-мальчиков. Продавщица спросила: «Какого вам?». Какого? – они же абсолютно одинаковые… Я на мгновение задумалась и указала на первого попавшегося: «Его». Продавщица стала ловить птицу, уж не знаю, того попугайчика она в итоге поймала или не того. Я точно запомнила дату – 25 августа, среда. По дате можно легко посчитать год. Так у нас появился Шустрик Второй. Шустрик, Шустришка, Шустришечка, Шустришенька. Мой птенчик. Мой заинька. Самый сладкий и вкусный на свете мальчик.


Волнистый попугай Шустрик на веточке    Он долго не мог привыкнуть к нам. Сел на руку, наверное, месяцев через 7 после покупки. Тогда не было сайтов, не было адекватных книг, а я училась в 6 классе. Им, в основном, занималась бабушка, т.к. она всё время была дома. Она любила раскладывать пасьянсы, а Шустрик таскал карты и сбрасывал с дивана. Ещё у бабушки была железная коробочка с нитками и иголками – когда-то её подарили моей маме на Новогодней Ёлке в Кремле. Шустрику коробочка очень нравилась. Он любил стучать по ней, защищал её. Коробочка была высотой сантиметров 10, не меньше – я всегда удивлялась, как легко птен  с места запрыгивал на неё. Иногда коробочку забывали закрыть – Шустрик с удовольствием копался внутри, выбрасывал и разматывал катушки ниток, вынимал из подушечки иголки и раскидывал их по ковру.


    Однажды Шустрик нашёл бумажный комок. Он грыз его, катал, брал в клювик, поднимаясь на цыпочки, вытягивался почти в струну, – так что комок не касался поверхности, и бросал (всё-таки удивительно, как ему это удавалось, ведь комок был достаточно большой – высотой почти с птичку?). На полу он запрыгивал на комок и катался кубарем, а я волновалась, как бы он не ушибся.


    Ещё у нас был кактус эпифиллюм. Он рос в большом горшке, кроме того, окна выходят на южную сторону – поэтому у него было много-много стеблей (или листьев?), а сами стебле-листья – широкие и мясистые. Естественно, такое роскошное растение не могло не привлечь внимание попугайчика. Шустрик сначала обследовал его очень аккуратно. А потом распробовал. Уж не знаю, пришелся ли ему по вкусу кактус или просто нравилось грызть растение – птен объел все листья, оставив прожилки, которые проходили в середине листьев. Они высохли, Шустрик спрыгивал с выступа на оконной раме и качался на этих стеблях, которые по диаметру идеально подходили под волнистые лапки. Через некоторое время кактус был съеден практически целиком, за исключением самых тоненьких листьев.


    Не помню, когда Шустришка начал разговаривать. Сначала неразборчиво, но потом всё лучше и лучше. Как-то он играл на холодильнике (холодильник был невысокий) и сбросил баночку капель для носа, которая, естественно, разбилась. Я рассказала об этом маме, она подошла к Шустрику, сидящему на том же холодильнике на уровне лица, и начала его ругать: «Зачем ты нас в растраты вводишь? Ведь придётся снова покупать капли». А Шустрик ей отвечает: «Ну и что?».

Волнистый попугай Шустрик
    Я болела, пришла врач. Обычно все гости сразу обращали внимание на Шустрика, восхищались им, сажали на пальчик, разговаривали с пернатым. А тут врач быстро осмотрела меня, потом что-то долго рассказывала маме и никакого внимания не обращала на птичку, сидящую на окне. Шустрик сидел-сидел, терпел такую наглость, а потом выдал: «Замолчи ты!».


    Одно время я ласково называла его, и в результате птен стал про себя говорить: «Шустришечка – лапочка-душечка, кисонька-рыбонька!».


    Из-за Шустрика я однажды упала в обморок. Точнее не упала – просто на секунду отключилась, и мне показалось, что я лечу вниз с огромной скоростью. Мы с родителями были у родственников в другом городе. Позвонила соседка и сказала, что бабушку забрали в больницу. Я представила, что Шустрик один дома… Соседка кормила его, всё обошлось.  

    Однажды мама проговорилась. Когда Шустрику было года 2 или 3, он чуть не улетел. Птен летал по комнатам, мама с бабушкой занимались хозяйством на кухне. Потребовалось что-то взять на балконе, открыли балконную дверь – в этот момент волнистый влетел в кухню. Он обычно садился на окна (такая рама – есть выступ по размеру как раз для маленького попугайчика). Так вот он полетел и вылетел на неостеклённый балкон. Но тут же повернул обратно, сел на раму со стороны улицы и закричал. Мама схватила его, отнесла в комнату. Как только она разжала руку, Шустрик полетел на шкаф, забился в дальний угол и просидел так до вечера. После того, как я узнала об этом, я была в шоке. Маме устроила скандал – птица моя, без меня из клетки не выпускать! Увеличила бдительность в 100, нет в 100 000 раз. И старалась больше не оставлять больше моего птенчика на попечение кого бы то ни было.


    Кстати, "прятки" - была одна из любимых Шустриковых игр, пока он мог летать. Волнистик забирался куда-нибудь повыше и подальше и сидел там тихо-тихо. Мы искали его, звали, а он аккуратно выглядывал, но не отзывался. Может быть, ему нравилось наблюдать за нами, а может быть он видел нас, понимал, что опасности нет, и не считал нужным откликаться. Единственное, что могло вытащить птена из его «окопов» – звон любимой кружки.

Волнистик Шустрик с любимой кружкой    Толстостенную белую кружку с рисунком под хохлому и надписью «Лена» мне подарил папа на 8 марта. Шустрик сразу оценил приятный звук от постукивания по ней. Птиц отгонял меня от кружки, не давал пить чай. В конце концов, пришлось отдать ему эту кружку в полное распоряжение. Куда бы мы не поехали – если брали с собой Шустрика, то кружка непременно была в нашем багаже. Он любил сидеть на ней или рядом. Этим летом он неактивно реагировал на неё, и я её убрала. Боялась, что случайно упадёт на птена. Я думала, что она ему надоела – такое и раньше бывало, когда любимые игрушки надоедали. Теперь меня мучает совесть – надо было кружку проволокой привязать к прутьям клетки. А теперь она стоит на подоконнике – я не знаю, что с ней делать… Это – Его кружка…


    Болезнь… В 90-е годы в России трудно было найти хороший корм для попугайчиков. В зоомагазинах продавали отечественные смеси ужасного качества. Потом завезли Трилл. Чистые, красивые зёрна, очищенный овёс – он казался идеальным кормом. Никто толком про него ничего не знал. Шустрик с удовольствием его кушал. Однажды я заметила чёрные точки на кончиках перьев (подумала, что это – паразиты), нашла ветеринара. Врач сказал, что Трилл нельзя давать постоянно. Он содержит много йода, из-за переизбытка которого у Шустрика нарушилась работа щитовидной железы, вследствие чего появилась липома (жировая опухоль) на брюшке и испортилось оперение. Прописав гомеопатию, ветеринар предупредил: если не поможет – надо делать операцию. Шарики приходилось растворять в воде и пипеткой капать в клюв. Шустренький выплёвывал раствор. Я думала, птиц плюётся от того, что лекарство горькое. Попробовала его – нет, оно было приторно сладкое. Сейчас я, конечно, понимаю, что сам процесс – ловля и капание было для волнистика большим стрессом. После курса гомеопатии опухоль уменьшилась. Оперировать его не стали – да и как такому маленькому её сделать? Я решила, пусть уж лучше он живёт с опухолью столько, сколько проживёт, чем умрёт во время процедуры – вероятность такого исхода слишком велика. Это было в ноябре 1996 года.


    Через полгода умерла бабушка. Я заканчивала 9-ый класс – нужно было заниматься с репетиторами. Мама категорически не хотела брать ещё одного волнистика. Тогда не с кем было посоветоваться, поэтому она была уверена, что либо будут птенцы (а кто будет ими заниматься?), либо двое самцов будут драться. Шустрику пришлось оставаться дома одному, и это очень сильно повлияло на него. Птен стал неактивным и замкнутым, перестал говорить. Самое ужасное – он начал щипать перья на крыльях.
Волнистые попугаи Шустрик и Рокки
    Всё плохое когда-нибудь кончается. Закончилась и наша чёрная полоса. Родители наконец-то купили дачу. В хорошую погоду мы обязательно брали с собой Шустрика. А в плохую привозили ему гостинец – его любимую травку. Не знаю, как она называется «по-умному», для нас она – «курочка-и-петушок». Ещё птиц очень уважал мокрицу. На даче мы вешали его клетку на сучок яблони – достаточно высоко, чтобы кошки не потревожили. Но я всё равно не оставляла волнистика без присмотра. Он перечирикивался с птичками, грелся на солнышке, дышал свежим воздухом и выглядел очень счастливым. 


    Прожив среди людей много лет, Шустрик считал себя человеком. Родственники на время отпуска отдавали нам зелёную волнистую девочку. Птен не ухаживал за ней и, по-моему, воспринимал её как ожившее отражение. Они не играли вместе, вообще практически не общались. Несколькими годами позже нам опять оставляли уже другого волнистика – почти копию Шустрика. Однако птиц категорически отказывался с ним общаться, предпочитая общество людей или одиночество. 
Волнистый попугай Шустрик кушает чумизу
    С течением времени опухоль давала о себе знать. Шустрик стал мало летать, неточно приземляться. Как-то мы были на кухне, а он остался в комнате. Птен позвал нас, а потом решил лететь сам. На столе стояла мисочка с рассолом из-под рыбы. Шустрик всегда садился на край посуды, но в этот раз не смог вовремя затормозить и упал в рассол. Мы стояли рядом, но не среагировали – думали, он сядет на столешницу – там было много места. Рассол был холодным. В первый момент я испугалась, что птен глотнул его – для птиц там нет ничего полезного. Потом сталоНа любимой жердочке очевидно, что проблема в другом. Шустрик вонял рыбой. Я спокойно отношусь к рыбному запаху, но рассол – это ведь концентрат. Птен вонял так, что глаза начинали слезиться. Что делать? Мыть. Мы попробовали воду, отвар ромашки, молоко, мыло, опять ромашку… Бедный мой птенчик никак не мог понять, почему его старались не подносить к губам следующие 3 недели. А он очень любил дремать, прижавшись к лицу и слушая то, что ему говорят. Случай забавный, хотя Шустрик пострадал – мало того, что его зверским образом искупали, так ещё и не общались с ним.

 
    Через несколько лет волнистик опять свалился, на этот раз в пустую миску. Итог оказался печальным – у него с кровью выломалось единственное (из-за линьки) самое длинное хвостовое перо. Птиц был в шоке – глаза огромные и испуганные, на прикосновения реагировал слабо. Я посадила его в клеточку, накрыла тканью, дала любимую чумизу.

 
    Года три назад родственники нашли на даче старую клетку, значительно больше нашей. Шустрикова клетка действительно была маловата. После того случая с балконом, я выпускала его только когда была дома. Так вот, возник вопрос – как переселить птена в новый домик, сведя стресс к минимуму. Ответ, на наше и Шустрикино счастье, оказался очень прост. Незадолго до этого я привезла ветки берёзы. Волнистик Шустрик сидит на рукахОдна из них очень понравилась Шустрику – в клеточку она не помещалась, поэтому лежала рядом. Волнистик грыз её и даже спал, спрятавшись за своеобразную преграду. Эта палочка идеально подошла в качестве жёрдочки в новую клетку. А птен был так поглощен игрушкой, что, как мне показалось, не заметил переезда. Кстати, именно эта игрушка помогла избавиться от самоощипа. Как только он начинал откусывать кончики перьев на крыльях, я подсовывала веточку прямо под клюв. Постепенно Шустрый переключился и грыз только берёзу.


    Последние несколько лет птиц очень любил сидеть на руках и дремать. Именно на кисти руки, не на плече. Чем очень мешал – ведь ни писать, ни печатать, ни делать что либо ещё было невозможно. Но так он чувствовал себя ближе к своей стае – к людям.


    В январе 2007 года нам подарили неожиданно маскового неразлучника - за свои проделки он был «сослан» из Австралии в Москву. Маленький, но наглый и храбрый африканец выдрал красной аре Зидану хвост и вообще так затерроризировал беднягу, что Зидан отказывался выходить из клетки вВолнистый попугай Шустрик и масковый неразлучник Матерацци присутствии бандита (кстати, таким образом, неразлучник и получил своё имя – Матерацци). Шустрик – единственный из наших птиц, кого он боялся. Может, конечно, и не боялся, но уважал – это однозначно. Птен не любил общаться с другими птицами – всегда открывал клювик и ругался. Матэ никогда не подходил к нему близко. Сам Шустрик больше всего боялся кареллу, на неразлучников ругался, патагонца просто не замечал.


    Прошлым летом Шустренький нас очень напугал. В июне у меня был день рождения, на выходные мы поехали на дачу. Ещё в пятницу у него началось расстройство желудка. Естественно, птиц был накормлен активированным углём и напоен ромашковым чаем. Ему не становилось лучше, в воскресенье мы вернулись в город и я тотчас позвонила нашему Доктору Валентину. Приём был назначен на следующий день. И следовало немедленно дать попугайчику имунофан. Симптомы очень настораживающие – к тому моменту помёт был зелёно-рыжий, птена рвало. Учитывая возраст, опухоль и нарушение щитовидки (непрерывная линька) всё могло закончиться самым худшим образом. Я много читала о болезнях птиц, об опухолях у птиц, у людей и т.д. И всё понимала. Имунофан тогда спас моего птенчика – я в этом уверена. Он помог продержаться до обследования у Доктора. Потом нам назначили антибиотик. В этот раз беда прошла стороной. По-видимому, стафилококк птиц подцепил от свежей травы, которую привезли из лесопарка.


    После имунофана опухоль заметно уменьшилась. Птиц стал более активным, начал летать и даже кормил минеральный камушек. Но через пару недель опухоль опять выросла до прежних размеров. В сентябре этого года я с целью профилактики давала всем птицам Ветом 1.1. Опять за неделю мерзкая опухоль сильно уменьшилась. Шустрик чувствовал себя великолепно. Но, как и раньше, она вернулась. Передо мной был выбор: начать терапию имунофана/Ветома или не делать этого. Клинических исследований по данному вопросу Волнистый попугай Шустрикнет. Опрос среди владельцев волнистых с аналогичной проблемой тоже не дал ответа. Известно, что опухоли имеют свойство уменьшаться, а потом опять вырастать – вполне вероятно, что период ремиссии и приёма лекарств мог быть простым совпадением. Кроме того, применение имуномоделирующего препарата может привести к самым непредсказуемым последствиям. После последнего увеличения опухоли Шустренький плохо себя чувствовал, отказывался выходить из клеточки. Быстрое сокращение и разрастание новообразования негативно сказывается на всём организме. Ставить на нём эксперимент я не хотела. Он прожил долгую жизнь, большую часть из которой – с этой страшной болезнью.


    10 декабря,  в среду вечером, меняя корм и воду, я заметила, что в его кормушке много несъеденых зёрен. Тогда я подумала, что мама покормила его вне клетки – она это часто делала. Птиц сидел у любимого зеркала. Точнее, он лежал перед ним – он часто так делал – клал брюшко на лапки и дремал. На следующее утро я всех покормила, переставила клетку с Шустриком на диван (он ночевал на секретере в комнате мамы, а днём я ставила его к другим птицам – чтобы не скучал) и убежала на работу. Вечером пришла поздно – около восьми. Мельком заглянула – все на месте. У Шустриковой клетки дверка была открыта – я решила, что мама забрала его к себе, оставив клетку. Через полчаса я зашла в комнату и увидела Шустрика на дне клетки. Он сидел в уголке под нижней жёрдочкой, держась клювиком за край поддона. Свежего помёта не было, зато были переваренные зёрна. Я сразу всё поняла. Знала, что когда-нибудь это случится. Но не хотела в это верить. Промелькнула мысль – он просто заболел, как тогда летом. 


    Я взяла его в руки. Он был очень легким, не сопротивлялся, дышал тяжело и с очень сильным свистом. Хвостик дёргался в такт дыханию настолько, что казалось именно из-за него птиц покачивается и держится клювом за бортик. Опухоль стала действительно огромной. Муж по моей просьбе достал поддон из-под той старой клеточки. Я посадила туда Шустрика, потому что не хотела причинять лишние страдания. Он не любил, когда его брали в руки, даже голову чесать никогда не давал. Стали искать в Интернете клиники рядом – чтобы прекратить страдания птена.Волнистик Шустрик Нашли одну – есть ингаляционный наркоз. Там спросили, зачем нужен такой наркоз. Я отвечаю – усыпить волнистика. Врач спрашивает: «Почему Вы решили, что птичку нужно усыпить?». Перечисляю: «Опухоль более 10 лет, на груди и брюшке, запор, из клоаки течёт сукровица, глаза закрыты, дышит тяжело, не реагирует на прикосновения». Меня душат слезы. Врач заметно меняется в голосе: «Да, тогда всё. Конечно, приносите». Пока обзванивали клиники и друзей, которые смогут нас отвезти – прошло около получаса. Я посмотрела на Шустришку и поняла, что мы его не довезём. Я не хотела, чтобы он провёл свои последние минуты в картонной коробке под курткой. Птен стал более активен. Открыл глаза, с силой хватался клювиком за бортик поддона, но свист при дыхании становился всё громче. Муж опять взял его в руки – мы просто не знали, что делать. Я ревела от беспомощности. Попугайчик прикрыл глазки. Я взяла его и поняла – это конец – он уже лежал не на лапках, а на боку, тельце стало каким-то ватным. Положила обратно в поддон. Он не любит, когда его берут в руки. Прошло ещё несколько секунд. Его глазик приоткрылся, и через мгновение взгляд стал никаким…


    Я завернула его в бумажное полотенце и положила в картонную коробочку. Пошли с мужем во двор. То место, где бабушка похоронила Шустрика Первого, уже не найти, ведь прошла четверть века. Под деревьями в земле много корней – копать не получается. Уходим в сквер – там на клумбе кусты – их точно не тронут. Муж выкопал могилку. Дома помянули.


    Волнистик Шустрик. Купили 25 августа 1993 года. Волны шли от восковички, на оранжевом клювике были серые пятна – значит, тогда он был птенчиком около 50 дней от роду. Покинул нас 11 декабря 2008 года. После тяжелой и продолжительной болезни. После долгой и счастливой жизни. Я сделала всё, что было в моих силах. Прости, если что было не так. Я точно знаю, где мой птен находится сейчас. Он там – за радужным мостом. Теперь ему не больно.


Елена Мерзлякова / ElenaM

 

Фото автора

     Обсудить в форуме   


ДНКОМ днк диагностическая лабораторя. . онлайн сервис Мое дело помощь в бухгалтерской отчетности.