Подписка на новости
Источник: http://pro-taganrog.ru/video/piter-pyen-serija-2.html.

Энциклопедия владельца птицы

Выжившая после заболевания клюва и оперения – история Горошинки

История Mary W.

 

    Горошинка появилась в нашей жизни в декабре 1995 года. Моя дочка, которой тогда было 11 лет, сказала, что хотела бы собственного питомца для себя, такого, которого она могла бы “потискать”. Мы подумали и решили, что еще одна птица, предпочтительно ручной птенец-выкормыш, лучше всего впишется в наше птичье (две кореллы) и человеческое семейство. Итак, мы выбрали трехмесячного розовощекого неразлучника, который сразу начал общаться с нами и ласкаться к руке моей дочки. Мы назвали этот маленький зеленый пушистый комочек энергии Горошинкой, имя ей очень подходило, она ласкалась к нашим рукам, каталась на плечах и даже за пазухами рубашек или в кармане, и больше всего она любила почесывание. Она составляла нам и кореллам компанию во время еды и сопровождала нас, когда мы занимались своими домашними делами. Мы были поражены ее неуемной энергией и  “наслаждением жизнью” по отношению ко всему, с чем она сталкивалась. Горошинка была веселой, любопытной и не боялась ничего, с чем ей приходилось сталкиваться. Ее шалости заставляли нас смеяться, мы никогда не знали, что Горошинка выкинет в следующий раз!


    Примерно через два месяца после того, как у нас появилась Горошинка, мы заметили, что ее перья на спине и крыльях как будто выцвели и изменились с цвета ярко-зеленой травы, какими были раньше, на коричневато-зеленые, грязноватые. По своему неведению я думала, что изменение цвета означало, что Горошинка приобретала свой взрослый окрас! У Горошинки была разнообразная диета, состоящая из семян, гранулированного корма, здоровой (большей частью) “человеческой еды”. Ее помет был нормальным, а активность, по нашим оценкам, была такой же, как обычно. Таким образом, мы и подумать не могли, что изменение окраски могло означать наличие серьезного заболевания у нашей любимой Горошинки.

     После изменения окраски перышек  и первой линьки Горошинка начала терять перья, сначала вокруг глаз и клюва. Потеря оперения постепенно продолжалась в течение нескольких следующих месяцев, начавшись на мордочке и голове и распространившись на грудь, спину, поверхность крыльев и ноги.
                                                                                          
     Когда впервые Горошинка впервые стала терять перья, я отвезла ее к нашему птичьему доктору. Он осмотрел птицу, сделал несколько анализов и пришел к заключению, что у нее дрожжевая грибковая инфекция вокруг клюва и головы. В дополнение к потере оперения, кожа вокруг клюва и глаз выглядела воспаленной и вызывающей зуд, бедная Горошинка постоянно расчесывала эти места. Ветеринар сказал, что дрожжевая инфекция у шестимесячной птицы – необычный случай, как правило, такое такое наблюдается у птенцов, докармливаемых родителями или находящихся на ручном вскармливании. Поэтому вполне возможно, что наличие дрожжевой инфекции в этих обстоятельствах может указывать на то, что в основе болезни Горошинки лежат иммунные проблемы. Он также сделал клинический анализ крови и обнаружил, что количество лейкоцитов было чрезвычайно низким (900 на 1 мкл крови, тогда как обычно количество лейкоцитов у птиц составляет от 5 000 до 10 000 на 1 мкл крови). Он сказал, что это также означает, что у Горошинки может быть серьезная вирусная инфекция, и потребуется дальнейшее исследование, возможно на PBFD, если она продолжит терять оперение и состояние не улучшится.

    Противогрибковый препарат, прописанный Горошинке, не дал результата, воспаление вокруг ее головы, а также потеря оперения продолжались. Думая, что покраснение и припухлость могут быть обусловлены бактериальной инфекцией, ветврач прописал антибиотик, который также не дал результата. Тогда ветврач предложил нам обследовать Горошинку на PBFD. Таким образом, в марте 1996 года у Горошинки взяли кровь и отправили для исследования в лабораторию доктора Брэнсона Ритчи, находящуюся в Университете Джорджии. В этой лаборатории кровь исследуется на наличие ДНК вируса, который вызывает PBFD. Этот метод является наиболее чувствительным исследованием на PBFD и указывает на присутствие PBFD вируса в крови, но не на клиническое состояние птицы, у которой взята кровь. Результаты должны быть соотнесены с клиническими данными исследования птицы, но положительный результат анализа у птицы с потерей оперения и другими признаками, связанными с этим заболеванием, решительно говорят о том, что у птицы PBFD.

    Результат анализа Горошинки на PBFD оказался положительным. Ветврач сообщил нам, что обычно при таких обстоятельствах рекомендуется эвтаназия. Он сказал, что PBFD обычно заканчивается смертельным исходом, а также что нам следует ожидать ухудшения состояния здоровья Горошинки в период от нескольких месяцев до года, который закончится ее смертью. Он сказал нам, что в процессе прогрессирования заболевание становится болезненным и изнурительным. Болезнь поражает не только перья, но и иммунную систему, также как СПИД у человека. Таким образом, птица, помимо потери перьев, становится жертвой несчетного количества инфекций, так как ее иммунная система не может функционировать, борясь с микроорганизмами, которые вызывают эти инфекции.
                           
    Разумеется, мы были убиты горем, услышав эти ужасные новости. В тот момент мы отказались от эвтаназии, поскольку с виду Горошинка была в нормальном состоянии, если не учитывать потерю оперения и небольшое воспаление вокруг ее клюва и глаз. Она по-прежнему хорошо ела, играла, получала от жизни удовольствие и, казалось, не испытывала боли или дискомфорта, она все еще «наслаждалась жизнью»! Мы думали, нам следует отсрочить эвтаназию до того времени, когда станет очевидным, что Горошинка страдает. Ветврач согласился с нашим решением, так как Горошинка не казалась больной, он даже выразил некоторое удивление, что она выглядит такой бойкой даже с физическими признаками PBFD.

    Мы волновались по поводу того, что наши кореллы могли заразиться PBFD. Ветврач сказал нам, что научные исследования показали, что PBFD может быть заразным только для молодых птиц, в большинстве случаев младше одного года. Он сказал, что в исследовании было установлено, что птицы старше трех лет не могут заразиться PBFD. Поскольку в то время кореллкам было около восьми лет каждой, риск их заражения PBFD от Горошинки фактически отсутствовал. Мы решили забрать Горошинку домой и обеспечить ей самую лучшую жизнь, какую могли, согревать ее и любить так долго, как только это возможно, до тех пор, пока не станет  очевидным, что мы должны закончить ее страдания.

    Мы бессовестно баловали эту маленькую птичку! Мы позволяли ей есть или пить почти все, что она хотела, так как мы думали, что нам было нечего терять. Она пила молоко, апельсиновый сок, ела мороженое и крекеры в дополнение к своему питанию. Не смотря на то, что потеря оперения продолжалась, она играла, хорошо ела и проявляла свой обычный энтузиазм и любопытство по поводу происходящего вокруг нее. В течение трех-четырех месяцев после поставленного ей диагноза, она стала проводить большую часть своего времени, прячась за пазухой чьей-нибудь рубашки, а мы позволяли ей это делать, когда находились дома. Она могла проводить по 18 часов в день за пазухой рубашки, выходя для того, чтобы поесть или удовлетворить свое любопытство относительно чего-нибудь, побраниться с кореллами, и, конечно же, когда нас не было дома или мы спали. Мы тщательно накрывали ее клетку на ночь и когда уходили, чтобы ей было тепло. К счастью мы живем в теплом климате, поэтому не беспокоились по поводу того, как согреть птицу без оперения во время холодов. Я думаю, Горошинка провела огромное количество времени, отсыпаясь под нашими рубашками, и теперь я полагаю, что тогда она чувствовала себя не очень хорошо.

    Не было никаких лекарственных средств или способов лечения PBFD. Горошинка проходила только противогрибковую и антибактериальную терапию для лечения ее инфекций. Я старалась обеспечить ей получение дополнительных витаминов и протеинов, опрыскивала ее еду пробиотиком Ornabac, втирала масло с витамином Е в кожу головы, полагая, что это может как-то уменьшить покраснение и облегчить зуд. Думаю, она съедала немного этого масла, так как я позволяла ей разгрызать желатиновую капсулу с этим средством. Я пробовала все подряд, что мне предлагали, если это имело антивирусные свойства или могло как-то улучшить состояние Горошинки, так как мы ожидали ухудшение состояния ее здоровья, полагая, что это неизбежно. Мы даже обсуждали тему эвтаназии, размышляя над тем, было бы ли это гуманнее - усыпить Горошинку до того, как она действительно начнет страдать от PBFD.
 

    Примерно спустя пять-шесть месяцев после того, как Горошинке был поставлен диагноз, мы заметили, что у нее как будто бы начали отрастать некоторые перья вокруг клюва и на голове, на тех местах, с которых началась потеря оперения. Перья выглядели нормально, и, так как этот процесс продолжился, я отвезла Горошинку к ветврачу, для того, чтобы он мог подтвердить, что перья ДЕЙСТВИТЕЛЬНО стали отрастать. Он заметил, что перья выглядели нормальными, и упомянул, что очень редкая птица может выжить при PBFD. Он сказал, что возможно Горошинка могла бы быть одной из таких выживших, но пока слишком рано об этом говорить.

    На протяжении следующих нескольких месяцев у Горошинки продолжили отрастать перья на голове, груди, спине, крыльях и ногах. На этот раз перья приобрели взрослую окраску, т.е., красную на голове, персиковую вокруг ее лица и груди, а окраска оперения на ее спине снова была цвета ярко-зеленой травы. Несколько раз в течение следующего года она снова теряла немного перьев и выглядела слегка пестрой. Но эти перья всегда заменялись другими, выглядевшими нормальными. Спустя чуть больше года после поставленного диагноза, я снова отвезла ее к ветврачу. К тому времени Горошинка была почти полностью оперена и здорова. Был повторно сдан анализ крови на PBFD, результат снова оказался положительным. Ветврач сказал, что на этот раз положительный результат анализа может означать следующее: либо у Горошинки наступило состояние ремиссии, но в любой момент может начаться рецидив PBFD, либо она может стать бессимптомным носителем PBFD, либо что ее организм борется с вирусом PBFD, и, в конце концов, ее иммунная система изгонит вирус, и тогда результат ее анализа станет отрицательным и PBFD исчезнет. Он не знал, какая из этих ситуаций произойдет, поскольку до случая с Горошинкой он никогда не встречал птиц, выживших при PBFD.

    Горошинка продолжила оперяться в течение года, последовавшего после ее повторного анализа на PBFD. Она выросла, набрала вес и превратилась в прекрасную, ярко окрашенную птицу, которая, разумеется, никогда не теряла своего жизненного энтузиазма. В третий раз мы сдали анализ на PBFD через два года после первого положительного анализа. На этот раз результат оказался отрицательным. Ветврач сказал, что в его практике это случилось впервые, - он никогда не встречал птицу, которая была бы больна PBFD и имела явные симптомы, и выжившую после такого заболевания.

    Сейчас Горошинка - здоровая, красивая пятилетняя птица. Она все еще продолжает изумлять нас своим жизненным энтузиазмом, проказами и необыкновенным характером. Я понимаю, что ей повезло, и что мы находимся в числе небольшой горстки выживших при PBFD, случаи которых были документально подтверждены. Раньше я не представляла себе, насколько редко птица, зараженная PBFD, выживает при таком заболевании. Недавно я разговаривала с нашим ветврачом о Горошинке, и он сказал, что до сих пор так и не встретил другую птицу, выжившую при PBFD. Я также общалась с другими птичьими врачами, многие из которых сказали, что они не встречали выживших птиц. Я уверена, что где-то должны быть другие выжившие при PBFD, просто мы о них не знаем.

    Наши с Горошинкой друзья и знакомые размышляли над причинами, которые способствовали выздоровлению птицы от PBFD. Кто-то говорит, что самым главным фактором была наша любовь и забота, которыми мы окружили Горошинку, пока она сражалась с болезнью. Ветврач предполагает, что возможно это был ее собственный дух, ее решимость продолжать жить и наслаждаться жизнью, невзирая на то, как она себя чувствовала. Лично я бы сказала, все выше перечисленное, а также сильная иммунная система, в конечном счете, привело к победе над PBFD вирусом. Возможно, ее выздоровление из разряда чудес. Не думаю, что мы когда-нибудь узнаем наверняка, почему именно Горошинка выздоровела от PBFD, но мы уверены, что она особенная и удивительная птица.


 


Настоящая статья впервые была опубликована на сайте
http://www.avianweb.com/PBFDSurvivor.html

Размещена на сайте www.mybirds.ru с любезного разрешения Sibylle Faye.
Перевод Натальи Негробовой/Hummingbird