Перейти к публикации

Моя пернатая душа

  • записи
    102
  • комментариев
    728
  • просмотра
    124 124

Дороги... тревоги

Hummingbird

70 просмотров

Выезд был запланирован в 3 часа утра. Мы заранее подготовили все необходимое, включая переноску, покрывало, полотенце, бутылочку с водой и стальную навесную поилку. Еду я не взяла, так как была уверена, что Цезарь не станет есть ночью, и уж тем более я сомневалась, что он захочет есть после того, как ему придется пережить «кровопускание». Птиц очень негативно отнесся к тому, что его подняли среди ночи и затолкали в какую-то непонятную тесную пластиковую коробку. Он был сонным, поэтому мне не составило труда «определить» его куда надо. В переноске он вел себя очень беспокойно, шипел с каким то внутриутробным клокотанием, пытался атаковать мои руки через решетку. В машине он немного утих, хотя продолжал шипеть и злобно «булькать». Когда я закрыла решетку переноски покрывалом, надеясь на то, что устранение визуальных раздражителей поможет ему успокоиться и задремать, он стал с ожесточением рвать покрывало через решетку. Пришлось отказаться от этой идеи. Я старалась все время разговаривать с ним, чтобы он слышал мой голос и знал, что рядом с ним находятся «свои люди», а не какие-то посторонние «гангстеры», которые похищают по ночам попугаев и потом требуют за них выкуп. Но по-моему, ему было по фигу кто там снаружи. Сам факт, что его попугайское Величество потревожили, изъяли самым наглым и грубым образом из опочивальни и смешали его достоинство с грязью, уже вызывал у него сильнейшую неприязнь к «хулиганам».

Когда начало светать, Цезарь прижался к решетке и стал присматриваться к «мерзавцу», который так бесцеремонно с ним обошелся. Рассмотрев в этом мерзавце меня, он стал требовать «свободы попугаям». После настойчивого часового стука клювом об металлическую решетку мои нервы сдали, и я его выпустила. Сначала мы сильно беспокоились о том, как он поведет себя, увидев, куда он попал. А вдруг он станет метаться по салону машины. При скорости 140 км/ч – это не самый лучший расклад. Но очень скоро я убедилась, что Цезарь не собирается уходить куда-либо дальше моего плеча.

Наблюдать за его поведением было с одной стороны забавно, а с другой стороны немного грустно. Он был похож на маленького ребенка, который карабкался вдоль и поперек по замученной мамаше, капризничал и требовал то сока, то игрушки. Вот и Цезарь вел себя примерно так же. Он исцарапал мне все руки и плечи, бегая по ним вверх-вниз. Когда по встречной полосе проезжали большие машины, Цезарь утыкался своей мордахой мне в футболку и закрывал от страха глаза. Однако, как ни старалась я его убедить, что в переноске ему будет спокойнее, он не захотел туда залезать. В конце концов, он осмелел до того, что даже запрыгнул на спинку водительского сидения и с интересом наблюдал за моим папой.

Когда мы проезжали мимо какого-то поля, за которым можно было увидеть лес, я увидела, с какой тоской мой птиц смотрел на голубое небо. Он буквально тяжело вздыхал. Если бы попугаи могли плакать как люди, он наверняка бы расплакался. Когда мы проехали это поле, он уткнулся в меня своей головой и что-то грустно курлыкал. А я его чесала за ушком и просила прощения за всех людей в моем лице. За то, что он уже никогда не сможет парить в безоблачном небе, радоваться солнцу или тропическому дождю. Настоящим солнцу и дождю, а не их пошлой замены в виде специальной лампы и пульверизатора.

Мы добрались до Тани без пробок, что было очень приятно во всех отношениях. Когда она спустилась, чтобы нас встретить и увидела сидящего у меня на плече Цезаря и приоткрытое окно, она поинтересовалась: «Он что, всю дорогу так ехал?»

- Да, - ответила я.

- Не боишься, что он может улететь? Таких случаев сплошь и рядом.

- Тань, может это прозвучит смешно и нелепо, но я уверена, что мой птиц вдруг осознал, что лететь ему некуда.

- Ну, тебе виднее.

Я снова еле-еле затолкала Цезаря в переноску, невзирая на его горячие протесты, и мы поднялись к Тане.

Честно говоря, мне бы не очень хотелось вспоминать некоторые моменты, связанные с анализами, но надо быть последовательной во всем. Сказал «А», говори и «Б». Так вот… Разумеется, раньше я никогда не была свидетелем того, как у птиц берут кровь. Таня брала кровь из-под крыла. Она мне объяснила, как надо фиксировать птицу. Но каждый из вас, кто хоть раз столкнулся с подобным мероприятием впервые, не станет утверждать, что прямо так с первого раза зафиксировал птицу как профи. Я ужасно боялась ему что-нибудь повредить, задушить его. Короче, пользы от меня было как от козла молока.

Я вдруг обнаружила у своей птицы такую богатырскую силищу! Кто бы мог подумать, что такая маленькая (по сравнению с человеком) птица может так яростно вырываться. Короче, Цезарь вцепился когтями в Танину руку просто мертвой хваткой, когда вырвался из моих «нежных» объятий. Игла пошла не туда, а вместе с ней и кровь. Таня сказала, что придется брать кровь из другого крыла. Дальше я уже помню события очень смутно. Помню только, что когда все закончилось, птиц еще какое то время находился в шоковом состоянии (и не он один), он барахтался в полотенце, хотя его уже никто не держал, а когда увидел знакомую переноску, он встал на лапы и весь взмокший, шатаясь, сам туда полез. Я себя чувствовала при этом просто каким то гестаповцем.

Мы вместе с Таней вышли из дома. Мы собирались ехать домой, а Таня на Звенигородку с кровью. Попутно Таня меня успокаивала и говорила, что с Цезарем все будет в порядке. Так часто бывает. Сейчас он придет в себя, успокоится и все образуется. Она посоветовала мне купить в гомеопатической аптеке мазь «Арника» и смазывать 2 дня гематомы под крыльями. Зрелище было ужасное! Под крыльями все взбухло и почернело. Мне даже заглядывать туда было страшно.

Мы выехали. Я была уверена, что Цезарь меня после такого вот издевательства будет ненавидеть и бояться до конца своей (или моей) жизни. К моему удивлению, минут через 10 измученный малыш стал проситься из переноски. Как только я ее открыла, он тут же вскарабкался мне на руку и снова уткнулся мордахой в футболку. Он просил, чтобы я его пожалела и приласкала. Думаю, если бы он мог говорить, то спросил бы у меня: «Скажи мне, почему ты так сильно обидела меня? Что я сделал не так? Мне было так страшно и больно! А ты меня не защитила. Ты сама держала меня и позволила причинить мне боль». Я прижимала его к себе, целовала в макву и снова просила у него прощения. У самой в горле стоял комок, а на глаза наворачивались слезы.

Мы выехали из Москвы и не успели порадоваться, что опять не попали в пробки, как нам «сказочно повезло». На трассе шел ремонт. Из пяти полос четыре были "мертвыми". В воздухе стояло «амбре» из выхлопных газов и свежеприготовленного асфальта. Примерно через час стояния в стройной очереди из машин всех видов Цезарю стало плохо. Думаю его укачало от этого зловония и жары (хотя я регулярно опрыскивала его из бутылочки с водой). Он сидел у меня на руке с безумным взглядом и жевал мою футболку (кстати, именно с этой поездки у него и появилась эта дурацкая привычка). В тот момент у меня бы язык не повернулся сказать ему, что этого делать нельзя. Я видела, что жевание моей одежды его немного успокаивает и ему становится лучше. Периодически птицу рвало.

Через два часа мы наконец то выехали из этого Ада. Но наша радость была недолгой. Как только мы доехали до ДПС, нас тут же остановил гаишник. Наверное, птичку красивую увидел. Он радостный подбежал к машине, как ребенок в зоопарке, что-то там пробубнил про свое звание и фамилию и тут же прилип мордой к стеклу, пытаясь рассмотреть «а чевой та тама у меня еще в переноске сидит». В глазах уже бегали разные цифры. Невооруженным взглядом было видно, что калькуляция шла полным ходом. Отец достал документы и начал выслушивать нравоучения о том, что «за не пристегнутого пассажира на заднем сидении полагается заплатить штраф 500 руб." Вот Ей-Богу, я не знаю как там в Москве, но у нас за ТАКОЕ!!! ни один гаишник бы не догадался остановить. Я прекрасно знаю ПДД и знаю, что там есть этот (на мой взгляд) совершенно идиотский пункт с «привязыванием» пассажиров к задним сидениям в машинах, оборудованных ремнями безопасности. Но ЭТОТ пункт не только я считаю дебильным. Со мной солидарны все гаишники Липецкой области. Поэтому мне просто захотелось выйти из машины и дать ему… нет не 500 руб., на которые он страшно рассчитывал, а в морду. Хотя обычно я очень мирный и законопослушный (в разумных пределах) гражданин. Я ему говорю: «У Вас совесть вообще есть? Самому то не стыдно людей за такое останавливать? Мы и так проторчали в пробке 2 часа. У нас птице плохо». А он мне: «Ну это же не по моей вине ему плохо!» А сам в переноску все заглядывает. И тут я говорю: «Пап, иди с ним. Пусть заполняет протокол, тренирует красивый почерк! Хочешь 500 руб.? Отрабатывай, сволочь! Конечно, 500 руб. для меня не деньги, но здесь я просто из принципа не дам ни копейки! Хуже уже не будет, так что 2 часа стояли и еще полчаса постоим». Через 15 минут отец вернулся в машину, и мы поехали дальше. По дороге он мне рассказал, что с него ничего не взяли и протокол заполнять тоже не стали. Только спросили, кем я работаю (машина на меня оформлена) и когда услышали, что я адвокат, почему-то занервничали и отдали документы. О как! Иногда статус помогает.

Дальше дорога была без приключений. Цезарю стало гораздо лучше. Его перестало рвать, глаза оживились, и всю оставшуюся дорогу до дома он с меня так и не слезал. Он прилично изжевал мою любимую футболку и изгрыз всю молнию на дайверке.

Приехали мы домой уже вечером. Наш мученик отказался от ужина. Вел себя очень тихо и даже Скарлет запретил выражать свои бурные эмоции. И снова мы стали свидетелем птичьих «коммуникаций». Мы видели, как радостная Скарлет кинулась целоваться к Цезарю, но он отстранил ее лапкой и что-то пробурчал. После чего она тоже притихла и больше к нему в тот вечер не приставала. Мама рассказывала, что за целый день Скарлет ни разу не чирикнула. Сидела очень грустная и тихая. Вот так и закончилась наша первая поездка. Теперь нам только оставалось дождаться результатов анализов.



0 комментариев


Рекомендованные комментарии

Нет комментариев для отображения

×
×
  • Создать...
© MyBirds.ru, 2003 - 2017

Все материалы данного сайта, в том числе структура расположения информации и графическое оформление (дизайн), являются объектами авторского права. Копирование информации на сторонние ресурсы и сайты сети Интернет, а также любое иное использование материалов сайта без предварительного согласия правообладателя НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

При копировании материалов сайта (в случае получения согласия правообладателя), размещение активной индексируемой гиперссылки на сайт обязательно.