Перейти к публикации

О несчастных и счастливых, о добре и зле

  • записи
    184
  • комментариев
    309
  • просмотров
    105 128

Владелец мелких птиц - это приговор

Птица Феникс

80 просмотров

Сегодня ветеринар сообщил мне результаты анализов остальных моих птиц.

 

Микоплазмоз - отрицательно (Аише не делали).

Хламидиоз - отрицательно.

Бактериология, микология: Марик, Аиша - отрицательно, у Лулы - рост сапрофитных дрожжевых колоний (если я правильно запомнила). Ситуация с Лулой понятна: аукается ее хронический, невылечивающийся ничем дисбактериоз. Завтра врач скажет дозировки препаратов, попробуем полечить птицу от дрожжей. Но прогноз осторожный, т.к. если слизистые уже претерпели необратимые изменения, вряд ли получится избавится от проблемы.

 

Ничего не понятно с Мариком и Аишей, потому что у них последние дни наблюдались расстройства пищеварения: помет стал избыточно влажный, изменился его цвет и размер. Или это результаты стресса, или же какая-то инфекция, которая не высеялась в анализах. Я снова столкнулась с необходимостью принятия трудного решения вслепую: лечить или не лечить, травить или не травить птиц 3 недели тилозином. Орнитоз присутствовал в клетке, с этим не поспоришь. Но палка-то о двух концах. Есть ли в действительности он у птиц? Если я, не будучи уверенной в наличии у птиц хламидий, протравлю ту же Лулу с ее дрожжами в кишечнике 3 недели антибиотиками - станет лучше, да? Или лучше станет, если я пропою 3 недели тилозином больную микоплазмозом Аишу? Тилозин - самый эффективный от микоплазмы ветеринарный препарат, но вылечить микоплазму трудно. Зато при длительном применении тилозина микоплазма может обрести к нему устойчивость.

 

Была бы крупная птица - можно было бы сделать анализы крови, ну или еще что-то. С волнистиками все вслепую, все только на основании предположений, догадок, домысливаний, гаданий на картах.

 

За эту неделю я вновь перечитала все письма Валентина. Вспомнила, как строилось наше общение. Я задавала вопросы - он отвечал. Валентин никогда безапелляционным тоном не ставил Франтику диагноз "онкология". Он просто посоветовал мне исключить онкологию, поскольку проблемы были на лицо, а все исследования, включая анализы на мегабактериоз, были отрицательными. Но Валентин так же никогда не исключал, что у Франтика могла быть любая скрытая инфекция: микоплазмоз, хламидиоз, аспергиллез, - которая просто не обнаруживалась в анализах. Мы даже анализы на туберкулез делали, потому что туберкулез у птиц протекает в кишечной форме, и заподозрить его можно по сильному увеличению печени у птицы. Мы подозревали, что у Франтика, увеличена печень, но опять же только подозревали, а точно сказать ничего не могли. У Франтика был увеличен животик, а на рентгене было видно, что мускульный желудок сильно смещен назад. И тогда мы просто предположили, что его туда сдавливает печень (к слову, это могла быть и не печень).

 

И все, все, абсолютно все было в таком духе. Помню, что одно из писем Валентину я начала словами: "Помогите мне, пожалуйста, разобраться...". Дальше следовала огромная куча вопросов. Валентин терпеливо (он был удивительно терпелив и вежлив; всегда отвечал не только на мои письма, но и на мои смс-ки) ответил на них и закончил свое письмо фразой: "Думаю, я запутал вас еще больше". Мы с ветеринаром даже захохотали, когда прочитали эти слова. Это был смех сквозь слезы.

 

Решение, как и чем лечить Франтика, пришлось принимать мне. Потому что хозяйка птицы - я. Я сто раз перечитала все, что мне писал Валентин. Прочитала от корки до корки учебник по ветеринарии на 800 страниц, а заодно и медицинскую энциклопедию. Но все равно искренне не понимала, что мне дальше делать. И тогда я решила, что раз все анализы отрицательные, говорить об инфекции бессмысленно. Раз есть подозрение на онкологию - надо "лечить" от рака. Раз имеют место "печеночные" симптомы - нужно лечить от печени. А поскольку разобраться, что у Франтика с печенью: онкология, гепатит, гепатоз, цирроз, еще какой-нибудь хреноз, - из-за мелких размеров птицы невозможно, то лечить придется только гепатопротекторами. Ну и ронколейкином. Как показало вскрытие, я не ошиблась.

 

И вот сейчас я снова сижу и задумчиво чешу репу: что делать дальше? Как лечить? И нужно ли лечить?

Вобщем, я подумала и приняла решение. Никакими антибиотиками я сейчас своих птиц пичкать не буду. Через месяц повторю анализы, причем не только мазки, но и помет в баночку соберу на предмет хламидиоза. Лучше регулярно проводить исследования и всегда иметь в холодильнике все необходимые лекарства, чем, не будучи уверенной в наличие инфекции, 3 недели травить попугайчиков антибиотиками.

 

И, несмотря на то, что у меня никогда не было крупных птиц, я с полной ответственностью заявляю, что держать мелкую птицу намного сложнее, чем крупную. Это - особое искусство. Это - приговор. Невероятно тяжело смотреть на то, как твой питомец угасает, и одновременно осознавать, что ты не в силах ему помочь. Не потому, что нет ветеринаров. И не потому, что нет денег на лечение. У меня и ветеринар есть, и деньги. И когда было нужно, я, живя за 2000 километров от Москвы, поставила на уши всех московских ветеринаров. И ничего не помогло. Потому, что возможности диагностики заболеваний у мелких птиц крайне ограничены.

 

ЗЫ. Франтика кремировали. В ближайшее время ветеринар завезет мне коробочку с прахом...



0 комментариев


Рекомендованные комментарии

Нет комментариев для отображения


×
×
  • Создать...
© MyBirds.ru, 2003 - 2017

Все материалы данного сайта, в том числе структура расположения информации и графическое оформление (дизайн), являются объектами авторского права. Копирование информации на сторонние ресурсы и сайты сети Интернет, а также любое иное использование материалов сайта без предварительного согласия правообладателя НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

При копировании материалов сайта (в случае получения согласия правообладателя), размещение активной индексируемой гиперссылки на сайт обязательно.