Перейти к публикации

О несчастных и счастливых, о добре и зле

  • записи
    184
  • комментариев
    309
  • просмотра
    104 642

Франтик

Гость

74 просмотра

Я считаю, что держать птицу в клетке - преступление. Живое существо должно быть свободным. Да, эти птицы уже рождены в неволе. Удобное для любителей птиц оправдание. Иногда я смотрю на своих малышей и думаю: как хорошо, что я могу найти оправдание своему желанию держать их в клетке возле себя. Настоящая любовь не должна быть эгоистична. Полагаю, если бы эти птицы могли жить в наших климатических условиях, лучшим доказательством моей любви было бы подарить им свободу. Но, к счастью, у меня есть куча оправдательных причин, что бы этого не делать.

Я задавалась вопросом, кого купить: одного самца или пару. Но хорошенько поразмыслив, решила, что уж если я хочу держать в неволе птиц, то пусть жизнь в заточении будет для них максимально комфортной. И взяла пару.

Не понимаю, как люди могут держать в скучном одиночестве самца только для того, что бы научить его говорить. Это не любовь к птицам, это уже - любовь к самим себе. Завели себе Петрушку на потеху. А о том, что птице хочется настоящего, птичьего, общения, никто не думает. Не понимаю, зачем попугая учить говорить. Ну если научится сам немного - хорошо. Но целенаправленно - зачем? Вернее, зачем ради этого держать его в одиночестве и лишать радости общения и игр с его сородичами? От того, что я научу говорить человеческие слова своего питомца, собеседников ни у меня, ни у него не прибавится. Так я поразмышляла, и решила все-таки взять двух птичек.

Не знаю, почему все предпочитают самцов, и почему так укоренилось мнение, что самки глупее и скучнее. Я читала, что разговаривают они даже лучше, чем самцы. И уж точно они не глупее, это я на примере моей Лулочки убедилась. Просто самки намного труднее приручаются. Я не жалею, что купила в пару своему Франтику свою Лулочку.

Но, как полагается, свой выбор в магазине я начала с самца. В продаже было всего три мальчика. Один зеленый, он неподвижно сидел. Два других скакали по клетке. Один из них был бирюзовый с желтой головой. Мой предыдущий попугайчик имел такую же расцветку, а грустных воспоминаний мне не хотелось. Итак, оставался только один подходящий по характеру, попугайчик. Выбора не было.

Сейчас у меня сердце замирает от мысли, что я могла бы его не купить. А тогда я не очень-то восторженно смотрела на подвижную, но невзрачную птичку в грязной магазинской клетке. Все-таки первое впечатление обманчиво. Дома, при более внимательном осмотре, я обнаружила, что купила почти выставочного красавца. :) Он был превосходно сложен и оперен. И я назвала его Франтом.

Кажущаяся невзрачность Франтика связана с его окрасом приглушенных тонов. Он - сиреневый попугайчик с обыкновенной, черной волнистостью. Пух под перьями у него серый, хвост темно-синий. Круглые, как бусины, черные озорные глаза. Маленькие лапки с аккуратными коготками. Он весь очень пропорциональный и аккуратный, словно фарфоровая игрушка. И какашки у него тоже весьма аккуратные (тьфу-тьфу-тьфу).

Сейчас уже стало понятно, что имя Франтик моему малышу совсем не подходит. Его следовало бы назвать Петрушкой или Антошкой. По характеру он напоминает непосредственного семилетнего пацана-шалопая. Очень любознателен и общителен, как и все волнистые попугаи. Но у него есть несколько отличительных, присущих именно ему, черт. Он кроток, очень покладист и раним.

Вообще, нервная система у него очень странная. Он первым, практически бесстрашно, вылетел из клетки. Он первым изучает все новое. Лула, засранка, иной раз, когда ей чего-то хочется, а страшно, начинает подталкивать Франтика пойти на разведку. И он идет. Он очень выручал меня в период Лулиной болезни. Она отказывалась пить первая из плошек, и здоровый Франтик постоянно выступал дегустатором лекарственных средств. Что бы напоить Лулу мезимом или фталазолом, мне сперва приходилось напоить этим барахлом Франтика, и только потом Лула делала нам одолжение и склоняла свою царственную головку к плошке.

Франтик смелее идет на руки. Первым осваивает новые забавы. Первым исследует еще неизведанные уголки в квартире. Но, как это не парадоксально, он невероятно пуглив. Напугать до обморока его можно любой ерундой, Лула в этом смысле намного спокойнее.

Первый испуг с ним случился в первый же день, когда я на ночь накрыла клетку платком. Видимо, раньше Франтюху никто ни чем не накрывал, и он со страху буквально в течение 30 минут написал огромную лужу. Ну а потом чего он только не пугался. Иногда мы даже на цыпочках подходим к клетке, что бы у Франтика не случился обморок. Вчера, например, мама, померив давление, очень резко расстегнула манжету тонометра. От звука расклеивающихся липучек сидящий на карнизе Франтик рухнул на клетку и впал в ступор. Живот втянут, крылья расставлены, глаза выпучены, клюв судорожно открывается и закрывается, словно птице не хватает воздуха. В таком состоянии он обычно находится минут 15. Иногда от испуга даже сразу засыпает. Вчера, пребывая в отключке, позволил себя погладить по спинке. Потом тихонько запитюкал - начал оживать.

Пару недель назад я купила им лакомство - медовые зерновые палочки, которые раньше, из-за Лулкиной болезни, им не давала. Не знаю как другие попугаи, но Франтик, увидев в клетке такого крокодила, начал кричать и метаться. Лула, которая сначала сидела спокойно, глядя на Франтика, тоже начала истерично летать по клетке. Потом оба забились в самый дальний угол и со страхом смотрели на висящее на потолке страшилище. Удивительно, но первой палочку тогда попробовала Лула.

Лулина болезнь не оставила Франтика в стороне. Из-за того, что он постоянно находился под угрозой заражения, его так же приходилось пичкать антибиотиками, только чуть меньше, чем Лулу. Рассадить птиц не было возможности, они хотели быть вместе. Именно в момент болезни Лула заняла доминирующее, по отношению к Франтику, положение в клетке. Сначала Лула раздраженно била его, когда он донимал ее, больную, своими приставаниями. Потом, почуяв Франтикову покорность, начала сталкивать его с кормушек и игрушек. И, наконец, как и полагается у волнистых попугаев, в доме моих малышей наступил полный матриархат.

В отличие от Лулы, Франтик очень хорошо пил лекарства. Сам открывал клювик и глотал горькую капельку. Не припомню, что бы он нас кусал. Бывало, чуть прихватывал клювиком кожу, но что бы прокусить или разодрать до крови - такого не было.

Франтик пропил полные курсы тетрациклина и тилозина. Байтрил он пил не 7 дней, как Лула, а 3. Синулокс ему давать не планировали. Но на первый же день Лулкиного приема синулокса у Франтика вдруг начали появляться точно такие же, как у нее, какашки с водой. Никаких провоцирующих понос факторов не было, и когда на следующий день понос не прошел, я предположила, что заражение все-таки произошло. Анализы делать не стали, Франтик получил курс синулокса (5 дней), на фоне которого все прошло.

Наше внимание было постоянно приковано к Луле, и Франтик все время как бы оставался "за бортом". Иногда я спохватывалась, понимая, что однажды я могу где-нибудь прозевать Франтика. Так оно и случилось. В один прекрасный день Франтик зачесался. Он не ел, не пил, не играл, не пел. Он чесался целый день. Самка, глядя на его мучения, начала помогать ему. Лапки у Франтика покрылись толстым слоем сухого, белого налета, который кое-где как-будто даже вспучился. Меня словно по лбу щелкнуло: чесоточный клещик. Начала звонить врачу, но он был в отъезде.

Вообще, у моего ветеринара еще видимо не было таких нервных клиенток, как я. Недавно я позвонила ему, хотела попросить сделать Луле очередной анализ. Телефон был заблокирован. Спустя час доктор мне перезвонил. Выяснилось, что он в данный момент на Украине. Первый вопрос, который он мне задал: "Что у вас случилось?" Вот Лулка! Размером с воробья, а всех на рога сумела поставить, даже врач вздрагивает :) Впрочем, про нашего врача я расскажу отдельно. Он того стоит.

Итак, ветеринар был в отъезде, и я позвонила Helen T. Слава Богу, она меня успокоила, сказав, что это, скорее всего, линька. Франтюха действительно тяжело линял. Антибиотики не самые лучшие друзья в такой тяжелый для птицы момент. Перья у него стали обдрипанные, пропал аппетит. Лена посоветовала искупать малыша в ромашке, а лапки смазать растительным маслом, что мы и сделали.

В тот день я купила детворе новую клетку. Я обещала им это при условии, что Лулочка выздоровеет. Клетку я присмотрела давно.

Она, по-моему, стальная (прутья не покрыты никакой фигней, которую птицы начинают грызть), размером примерно 0,6 м х 0,4 м х 0,7 м, с четырьмя кормушками, поилкой, жердочками от стенки до стенки и тремя дверцами. На мой взгляд, это маленькая клетка для пары волнистиков, но продавцы в магазине в голос сказали, что для таких крошек это даже жирно. А в метро меня заставили за нее заплатить.

При пересадке птиц из старой клетки в новую, мы им намазали лапы маслом. На подстилке остались смешные масляные стежки-дорожки попугайских пяток :) Лула была очарована новой клеткой. Как там было все замечательно! У нас 9 качелек, 6 погремушек, 8 кормушек, пластмассовые и деревянные жердочки. И все это очень удобно разместилось внутри просторного жилища. Теперь с жердочки на жердочку приходилось перелетать, а не прыгать. Лулка повизгивала от восторга и теребила Франтика. Но Франтику было не до того. Он продолжал чесаться и раздраженно пытался слизать со своих ножек масло. Закончилось все тем, что он растащил все масло по перьям, на всех обиделся, забился в угол, отвернулся и уснул. Лулка его растолкала, загнала в кольцо, залезла на качель рядом. Ухватившись за кольцо лапой, повернула и придвинула его к себе, и начала зацеловывать расстроенного, замасленного с ног до головы Франтика. Это было шоу.

Перья у Франтика после масла слиплись и несколько потеряли вид. В отличие от Лулы, которая по ошибке родилась попугайчиком, а не уточкой, он купается редко. Я стыжу его за это: "Франтик, посмотри, у тебя же вся попа слипнутая. Вот Лула - чистюля, стоит повесить купалку - она уже плещется там." А мама отвечает за Франтика смешным, детским голосом: "Все равно я хороший. И пусть у меня попа слипнутая, зато у меня и какашки слипнутые. А Лула надрызжется в воде, а потом писает целый день."

Сейчас у него продолжается линька. Я надеюсь, что новые перья прикроют старые, замасленные. Больше Франтик не чешется. Через пару дней, после того, как он поболел "чесоткой", его всего обсыпало белой перхотью. Наверное, просто сходили старые кожные чешуйки.

Сегодня, уходя на работу, я подошла к клетке. Франтик шебуршился на полу, подбирая овес. Он ужасно был похож на крохотную серую мышку с длинным хвостом. А Лула косолапо ползала по жердочке, готовясь прыгнуть на пол и прогнать оттуда Франтика. Ей все равно откуда и за что его прогонять. Главное - прогнать, потому что хозяйка в клетке - она (пока я туда руки не суну; в этом случае она превращается в пай-девочку). Несмотря на это, Франтик ее любит. Примерно месяц назад мои попугаи наконец-то влюбились друг в друга. Но об этом отдельный рассказ.



0 комментариев


Рекомендованные комментарии

Нет комментариев для отображения

×
×
  • Создать...
© MyBirds.ru, 2003 - 2017

Все материалы данного сайта, в том числе структура расположения информации и графическое оформление (дизайн), являются объектами авторского права. Копирование информации на сторонние ресурсы и сайты сети Интернет, а также любое иное использование материалов сайта без предварительного согласия правообладателя НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

При копировании материалов сайта (в случае получения согласия правообладателя), размещение активной индексируемой гиперссылки на сайт обязательно.